Кайзер Донна (Kaiser, Donna)
Оценка привязанности с помощью рисования птичьего гнезда:
обзор исследований

Рисование птичьего гнезда (Kaiser, 1996) является рисуночным тестом, разработанным для оценивания привязанности. За последние 10 лет было проведено несколько исследований, которые дополнительно изучали данную методику в разных группах испытуемых. В статье кратко рассматривается тория привязанности, обсуждаются значимые результаты пяти проведенных исследований, а также упоминаются четыре других исследования. Рассматриваются перспективы клинического использования теста рисования птичьего гнезда и необходимость новых исследований
1
Рисование птичьего гнезда (РПГ) задумывалось как рисуночный тест, предназначенный для оценивания чувства привязанности (Kaiser, 1996). В отличие от многих других используемых в арт-терапии рисуночных методик, не предполагающих какую-либо теоретическую основу и базирующихся лишь на определенной систематизации признаков, в том числе, связанных с классификацией признаков психических расстройств (Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders) (American Psychiatric Association, 1994), РПГ основан на теории привязанности и оценивает интериоризованное представление человека о себе и других. РПГ позволяет получить ценную клиническую информацию относительно чувства привязанности клиента, которое влияет на терапевтические отношения и процесс арт-терапевтического лечения. За последние 10 лет Медицинским университетом Восточной Вирджинии в г. Норфолке было проведено пять исследований, связанных с изучением результатов применения РПГ представителями разных клинических популяций. В статье кратко рассматривается теория привязанностей, а также результаты пяти проведенных исследований. Дополнительно обсуждаются результаты еще четырех исследований с применением РПГ, перспективы клинического использования теста и необходимость новых исследований.
«Люди любого возраста чувствуют себя наиболее счастливыми и наиболее полно раскрывают свои таланты, когда они уверены в том, что за ними стоят один или более близких лиц, которые в любой момент могут, если потребуется, прийти им на помощью. Доверенное лицо обеспечивает чувство безопасности, выступающее платформой для деятельности того, кто ему доверяет»
Джон Боулби
2
Теория привязанности
Теория привязанности основана на изучении процесса развития и отношений человека и связана с психоаналитическими идеями. Bowlby (1969/1982) выбрал термин «привязанность», чтобы привлечь внимание к важности близких отношений на протяжении разных этапов жизни человека. На основе клинических наблюдений и изучения поведения животных Bowlby пришел к выводу, что так же как детеныш обезьяны, испытав привязанность к реальной матери, которая его выкормила, испытывает потребность играть с тряпичной куклой обезьяны, или гослингс следуют за любым животным, к которому они привязались на критическом этапе своего развития, младенцы также инстинктивно испытывают потребность быть рядом с заботящимся о них существе. Bowlby (цит. по Bretherton & Munholland, 1999) пишет: «Люди любого возраста чувствуют себя наиболее счастливыми и наиболее полно раскрывают свои таланты, когда они уверены в том, что за ними стоят один или более близких лиц, которые в любой момент могут, если потребуется, прийти им на помощью Доверенное лицо обеспечивает чувство безопасности, выступающее платформой для деятельности того, кто ему доверяет» (р. 89).

Основополагающая гипотеза теории привязанностей заключается в том, что любой младенец изначально ищет близости с родителем, чтобы чувствовать себя в безопасности (Bowlby, 1969/1982). На основе полученного ими раннего опыта общения с родителями дети вырабатывают определенную линию поведения, которая позволяет им получить то, чего они хотят (Karen, 1998). С течением времени этот опыт интериоризуется как внутреннее представление об опыте взаимоотношений и становится внутренней рабочей моделью (ВРМ) привязанности. ВРМ включает ожидания и представления субъекта о том, заслуживает ли он любви, и насколько доступен объект привязанности, а также о том, каким правилам надо следовать, чтобы достичь и удержать объект привязанности (Mayseless, 1996). ВРМ по сути содержит ядерные положительные или отрицательные верования субъекта о себе самом, других и мире (Levy & Orlans, 1998). Теория привязанностей также гласит, что ВРМ выступает основой для построения отношений на протяжении всей жизни субъекта.

Simpson and Rholes (1998) считают, что теория Bowlby может объяснять как общие или нормативные, так и индивидуальные или отклоняющиеся особенности поведения, вытекающие из опыта привязанности. Нормативные формы поведения связаны с тенденциями, характерными для разных видов животных или специфичные для определенных возрастных фаз. Поэтому человек будет также следовать этим тенденциям, проявляя их в своем поведении. Индивидуальные особенности представляют собой те или иные отклонения об общих тенденций и проявляются в поведении, чувствах и представлениях. Когда родители не всегда оказываются доступными, либо вовсе отсутствуют или отвергают младенца, проявляют насилие, то есть не обеспечивают оптимальной заботы о ребенке, формируется менее оптимальная или дисфункциональная модель ВРМ. Она предполагает меньшее чувство безопасности и надежности в отношениях.

Исследования указывают на наличие трех видов нарушений привязанности у детей: уклоняющийся (избегающий), амбивалентный (ранее обозначаемый как упрямый-сопротивляющийся) и дизорганизованный (дизориентированный). Эти три вида нарушений привязанности связаны с тремя нарушениями чувства безопасности у взрослых: игнорированием, повышенно-озабоченным и тревожным вариантом.

ВРМ людей с надежным чувством привязанности предполагает базовое доверие к субъектам привязанности, ощущение их доступности и способности прийти на помощь, если в этом возникнет необходимость (Karen, 1998). Такие люди уверенны в себе и готовы исследовать мир, они также уверены, что могут воспользоваться помощью других.

Люди с недостаточно надежным чувством привязанности имеют разные проблемы, связанные с регулированием эмоций. Они склонны либо в порядке защиты отрицать чувства, либо переживают неконтролируемые бурные эмоции. Они не уверены в том, что субъекты привязанности будут доступны и окажут помощь, не обладают способностью эффективно справляться с дистрессом или искать помощь. Для психотерапевта важно уметь оценивать надежность чувства привязанности клиента для того, чтобы прогнозировать доверие клиента в терапевтических отношениях. И понимать, чего тот ждет от психотерапии.

Большинство исследований, связанных с теорией привязанностей, касаются психологии развития. Для арт-терапевтов может представлять интерес исследование Kaplan and Main (1986), которые изучали особенности детских рисунков с изображением субъектов их привязанности. Изучались изображения членов семьи, созданные дошкольниками, с целью прогнозирования надежных или ненадежных привязанностей. Были разработаны признаки «странной ситуации», указывающие с вероятностью 76% на ненадежные привязанности. Исследование показало, что дети с надежной привязанностью передавали больше индивидуальных характеристик изображенных членов семьи, например, у них было разное выражение лица, и они располагались относительно близко друг к другу на рисунке. Дети, относимые к категории уклоняющихся, изображали членов семьи с идентичным счастливым выражением лица, что указывало на поверхностный или ложный характер образа (Kaplan and Main, 1986). У фигур нередко отсутствовали руки или иные важные части тела, что не соответствовало выражению лица.

Дети с амбивалентной привязанностью изображали фигуры слишком маленькими или слишком большими, причем «наслаиваемыми» друг на друга. Такие образы передавали угрожающий характер родительских образов, которые могли занимать большую часть пространства листа. У них также были увеличенные части тела.

Рисунки детей с дизорганизованной привязанностью имели сходство с рисунками предыдущих трех групп детей, но производили иное впечатление. Имели место деформации и иррациональное изображение фигур, незавершенные изображения, странные линии, а также парадоксальные формы, связанные со счастьем, например, сердца и радуга, но недостаточно интегрированные в целостное изображение.

Другие исследователи продолжили изучение детских рисунков для выявления предикторов нарушенных привязанностей (Fury, Carlson and Sroufe, 1997; Madigan, Ladd & Goldberg, 2003; Pianta, Longmaid and Ferguson, 1999; Silver, 2005).

Эти авторы пришли к выводу, что чем более глобальные признаки использовались при оценивании рисунков, тем более высока была корреляция с разными типами привязанности. Глобальный подход связан с тем, что рисунки оценивались скорее более целостно, и определялось общее впечатление, и при это не учитывались лишь отдельные переменные. Так, например, Fury, Carlson and Sroufe (1997) анализировал рисунки детей с изображением семьи четырьмя способами: обращая внимание на присутствие или отсутствие отдельных признаков, используя глобальный подход, а также предлагая экспертам разделить рисунки на несколько групп, связанных с разными видами привязанности. Было обнаружено, что глобальный подход является наиболее эффективным в прогнозировании разных видов привязанности.

Madigan, Ladd & Goldberg (2003) использовали аналогичный подход и также обнаружили, что глобальные признаки были наиболее показательны для прогнозирования привязанностей, по сравнению с отдельными признаками, мнениями экспертов или клиническими шкалами.
3
Рисование гнезда птицы
Создание теста Рисования гнезда птицы (РГП) было вдохновлено методикой семейного рисунка Kaplan and Main (1986), а также исследованиями Lieberman, Weston, and Pawl (1991), которые изчали терапевтические вмешательства, направленные на изменение паттернов привязанности у матерей и детей с неустойчивой привязанностью. РПГ разработано в качестве проективной методики, оценивающей степень надежности привязанности Kaiser (1996). Можно признать, что такая задача психодиагностики, заключающаяся в оценивании определенной проблемы (в данном случае, надежности привязанности) для получения необходимого клинического материала и планирования вмешательства, входит в противоречие с обозначенными Neale and Rosal (1993) принципами арт-терапии.

Kaiser стремилась создать такую методику, которая могла бы восприниматься клиентами с меньшим напряжением, по сравнению с рисованием семьи, которое Kwiatkowska (1978) считала провоцирующим тревогу я ряда клиентов. В результате рассмотрения нескольких возможных вариантов задания Kaiser обнаружила, что РПГ вызывает наиболее выраженные проекции, связанные с привязанностью. Кроме того, она заметила, что многие испытуемые на этапе пилотажного исследования отдавали этому заданию наибольшее предпочтение, видимо потому, что оно предполагает большую эмоциональную дистанцию от темы и комфорт, связанный с изображением привычного образа птичьего гнезда. Kaiser решила, что символический образ птичьего гнезда обеспечивает получение подходящей информации, отражающей качество привязанность: «Изображение птичьего гнезда, поначалу воспринимаемое большинством людей как простая задача, вызывает целый ряд значимых ассоциаций, касающихся того, что находится в гнезде, физической природы гнезда и материала, из которого оно изготовлено, присутствия или отсутствия птиц, а также состояния яиц или птенцов, которые могут присутствовать или отсутствовать» (1996, р. 333).

4
Исследования, связанные с использованием теста рисования птичьего гнезда
Когда тест РПГ был только что создан, существовало несколько методологических подходов, связанных с классификациями разных типов привязанностей. Во время первого исследования (Kaiser, 1996) было ограниченное количество методик, оценивающих надежность привязанности. Использовались методики, предполагающие количественную оценку степени выраженности привязанности, но отсутствовали инструменты оценки разных типов привязанности. С тех пор были сделаны попытки создания методик для оценивания «рабочих моделей романтических отношений» (Shaver & Miculincer, 2002, p. 243), более известных как разные стили привязанности у взрослых. Эти инструменты были основаны на вербальных самооценках испытуемых (Feney, 1999). Были проведены два арт-терапевтических исследования привязанности у взрослых (Francis, Kaiser, & Deaver, 2003; Overbeck, 2002), в которых использовался опросник отношений (Bartholomew & Horowitz, 1991) для определения четырех типов привязанности. Существует также подростковый вариант этой методики, который был использован при изучении РПГ (Trewartha, 2004). В своем исследовании Hyler (2002) использовал рисунок семьи в сочетанием с методикой Kaplan and Main (1986) с целью определения разных типов привязанности у детей.

Как уже было отмечено, классификации разных типов привязанности у детей и взрослых основаны на разных оценках. Поэтому в исследованиях привязанности у детей и взрослых применялись разные критерии. Если относительно детей классификации привязанности основаны на разделении надежных, избегающих, ненадежных амбивалентных и ненадежных дизорганизованных типов привязанности, относительно привязанностей у взрослых используются классификации, основанные на разных качествах отношений – надежные, игнорирующие-избегающие, озабоченные и тревожно-избегающие. Хотя есть определенное сходство с классификацией привязанностей у детей, привязанности у взрослых определяются все же по-другому. Описываемые ниже исследования были проведены на разных выборках и представлены в хронологическом порядке.
Исследование Kaiser

В первом исследовании теста РПГ (Kaiser, 1996) были обследованы матери (общее число – 41 человек). Использована шкала привязанности к матери, взятая из опросника для оценки привязанности к родителям и друзьям (Amsden & Greenberg, 1987). В результате статистического анализа показателей шкалы привязанности к матери с использованием медианного расщепления участники эксперимента разделились на две группы: одну группу составили лица с надежной привязанностью (N = 20), а другую – лица с меньшей степенью привязанности (N = 20). Исследовалась привязанность испытуемых к собственной матери. Затем были проанализированы особенности РПГ в двух группах, предполагаемые индикаторы привязанности. Статистически значимые корреляции между показателями шкалы привязанности к матери и индикаторами привязанности в рисунках отсутствовали, хотя определялись статистические тенденции такой связи. Так, участники группы с более низкими показателями шкалы привязанности нередко изображали гнезда без дна, либо наклоненные гнезда. И те, и другие гнезда не могли бы удерживать содержимое.

Было обнаружено, что рисунки в обеих группах, как правило, включали изображения взрослых птиц и птенцов. Дополнительно был проведен анализ присутствия или отсутствия этих изобразительных элементов, а также яиц. Было обнаружено, что рисунки испытуемых с более высокими показателями по шкале привязанности к матери на статистически достоверном уровне отличались от рисунков испытуемых с более низкими показателями по этой шкале присутствием изображений взрослых птиц. Примером рисунка испытуемого с более низкими показателями по шкале привязанности к матери, является рисунок 1. На нем отсутствует изображение взрослых птиц рядом с гнездом или в гнезде. Гнездо показано сверху. На рисунке 2 представлено изображение, созданное испытуемым с более высокими показателями по шкале привязанности к матери. Изображены взрослые птицы в гнезде и детали окружающей среды.



Рис. 1 Пример рисунка испытуемого с более низкими показателями по шкале привязанности к матери



Рис. 2 Пример рисунка испытуемого с более высокими показателями по шкале привязанности к матери



Kaiser также обнаружила, что рисунки лиц с более высокими показателями по шкале привязанности к матери производили впечатление благополучия и гармонии и давали гармоничные названия своим рисункам. Это подсказало необходимость учета в последующих исследований рассказов испытуемых об изображенных гнездах.

К ограничениям исследования следует отнести ограниченный размер выборки, отсутствие четко отобранных индикаторов. В то же время, данное исследование послужило основой для последующих.



Исследование Francis, Kaiser and Deaver

Опираясь на первоначально использованные, а также уточненные индикаторы Kaiser, группа исследователей включая Francis, Kaiser and Deaver (2003) использовали тест РПГ в группе взрослых лиц с химической зависимостью (N = 43). Исследователи предполагали, что РПГ лиц с химической зависимостью будут иметь достоверные отличия от пациентов клиники, не страдающих зависимостью (N = 27), относиться к иным типам привязанности. Исследователи стремились определить, можно ли внутри группы лиц с химической зависимостью определить разные типы привязанности, учитывая то, что в предыдущем исследовании определялись различия только между группами с высокой и более низкой привязанностью.

Испытуемые должны были создать РПГ и рассказать историю про гнездо, а также ответить на вопросы опросника оценки отношений Bartholomew and Horowitz (1991). Учитывая то, что в предыдущем исследовании испытуемые с высокой привязанностью давали своим рисункам позитивные названия, было решено в данном исследовании учитывать также содержание историй к рисункам. Это могло дать дополнительный проективный материал, характеризующий привязанность.

Было обнаружено, что лица с химической зависимостью характеризуются ненадежной привязанностью, используют в своих рисунках меньше цветов, по сравнению с контролем. Участники контрольной группы в основном характеризовались высокой привязанностью и использовали при создании рисунков в основном зеленый цвет. Лица с химической зависимостью часто изображали наклоненные гнезда, либо отражали вид сверху. Эти результаты соответствуют более ранним наблюдениям Kaiser о том, что лица с более надежной привязанностью изображают птиц в гнезде, а лица с более низкой привязанностью рисуют наклоненные гнезда.

Контент-анализ историй показал наличие пяти основных тем: (1) семья, (2) природа и обновление жизни, (3) пища и голод, (4) разлука (покинутость) и (5) лично значимое место. Эти темы отражали как осознаваемый, так и неосознаваемый материал, связанный с семейными и личными интимными отношениями. Тема семьи всплывала у лиц со всеми типами привязанности, но тема природы и ее обновления была представлена в основном у лиц с надежной привязанностью. Тема гнева и агрессии была тесно связана с темами семьи и еды у лиц с химической зависимостью.

Kaiser недавно еще раз проанализировала рисунки этого исследования, обратив особое внимание на признаки разных типов привязанности в обеих группах и использовав критерий хи-квадрат. Были обнаружены признаки, характерные для надежной привязанности. В группе с надежной привязанностью были достоверно более часто представлены такие признаки, как: изображение птиц или птичьих семей, использование четырех или более цветов, изображение гнезда в профиль, доминирование зеленого цвета.

Несмотря на ограниченный размер выборки, данное исследование позволило охватить клиническую выборку, подтвердив ранее полученные данные, связанные с признаками надежной привязанности. Исследование также предполагало привлечение материала историй и выявило разные темы, касающиеся привязанности, а также позволило выявить три источника информации о привязанности, которые могут быть использованы в процессе валидизации: сами рисунки, истории и самоотчеты.



Исследование Overbeck

Overbeck (2002) обследовала с помощью РПГ группу беременных женщин (N=32) с высоким риском осложнений. Высокий риск осложнений был связан с низким социоэкономическим статусом, отсутствием стабильных отношений с партнером и повторными нежелательными беременностями. Методология исследования повторяла методологию исследования Francis et al. (2003), за исключением того, что применялся более короткий и усовершенствованный вариант протокола, разработанный Kaiser (2001). Статистически значимой связи между типом привязанности и особенностями РПГ обнаружено не было. Многие женщины, которые характеризовали себя в опроснике отношений как имеющих надежные отношения создавали рисунки, относимые к категории ненадежной привязанности. Они также создавали на основе рисунков истории, которые соответствовали ненадежной привязанности. Рисунки этих женщин занимали минимальное место на листе, не изображали среду для гнезда и использовали мало цветов. Так, рисунок 3 был создан женщиной, которая по результатам опросника отношений была отнесена к группе надежных отношений. Она создала такую историю: «Одинокое гнездо птицы…Маленькое гнездо лишь для одной взрослой птицы и двух птенцов». Таким образом, и рисунок и история не соответствовали надежной привязанности.



Рис. 3 Пример рисунка, визуальные характеристики низкой привязанности которого не соответствуют показателям опросника отношений



В исследовании Overbeck были выявлены те же темы, что в исследовании Francis et al. (2003): дом и семья, питание и голод, покинутость. Также проявились новые темы: яйца, жалобы на плохие изобразительные способности, тенденция давать краткий комментарий к рисунку и не сочинять историю. Большинство комментариев к рисункам не соответствовали надежным привязанностям. Несмотря на то, что испытуемыми были беременными, ожидаемая тема обновления жизни, которая была выявлена в исследовании Francis et al. Практически не звучала.

Важным наблюдением в этом исследовании выло проявление жалоб на плохие изобразительные навыки, а также стремление испытуемых комментировать рисунки и не сочинять истории. Это могло указывать на повышенное проявление защит и объяснять несоответствие рисунков результатам оценивания отношений.



Исследование Hyler

Исследование Hyler (2002) среди младших школьников обнаружило методологические проблемы, поскольку не представлялось возможным использовать оценку характера привязанностей путем опроса детей. Вместо опроса детей использовалось оценивание рисунков семьи согласно критериям Kaplan and Main (1986). Эксперты, которые оценивали рисунки семьи, созданные детьми, должны были быть знакомыми с типами привязанности. Хотя процедура оценивания была трудоемкой и сложной, она показала свою надежность и валидность в выявлении разных типов привязанности (см. Fury et al., 1997; Madigan, et al., 2003). Рисование семьи было использовано для определения привязанности у детей от 9 до 11 лет (N = 49). Было выявлено 13 детей с надежной привязанностью, 14 – с ненадежной избегающей, 14 – с ненадежной амбивалентной, 8 детей – с дизорганизованной привязанностью. Эти четыре типа привязанности были сопоставлены с признаками согласно РПГ (Kaiser, 2001).

Статистический анализ с использованием критерия хи-квадрат выявил то, что дети с надежной привязанностью использовали зеленый цвет в качестве основного достоверно чаще, по сравнению с другими группами детей. Ни один другой признак не достигал статистически значимого уровня при сопоставлении разных групп детей. Однако интересно, что 86% детей, относимых к категории амбивалентной неустойчивой привязанности изображали дерево, чтобы обеспечить поддержку гнезда. Анализ рисунков показал, что изображенные деревья характеризовались двумя важными признаками. Один из них заключался в том, что гнезда были в уязвимом положении. Они располагались на ветках, которые казались слишком слабыми, были расположены на самых концах ветвей, либо слишком выделялись. Это соответствовало амбивалентному характеру привязанности, проявлявшемуся в рисунках семьи. Кроме того, доминирующим цветом в этой группе детей был коричневый цвет, который был нанесен с усилием. Появлялись темные штрихи (Рис. 4).



Рис. 4 Рисунок гнезда, созданный ребенком с ненадежной привязанностью: доминирует коричневый цвет, используется усиленная штриховка



Несмотря на ограниченный характер выборки и сложный процесс классификации исследование Hyler расширило представления о возможностях РПГ, распространив тест на детей. Было еще раз подтверждено значение зеленого цвета в качестве важного индикатора надежной привязанности, а также позволило выявить новые признаки, характерные для лиц с ненадежной амбивалентной привязанностью.



Исследование Trewantha

Trewantha (2004) обследовал небольшую группу подростков (N = 14). Они создавали РПГ, давали рисункам название и сочиняли ситорию, а также отвечали на вопросы Опросника отношений подростка (Scharfe, 1999), являющегося версией опросника отношений. На основании опроса чуть менее половины (43%) испытуемых были отнесены к категории надежных и безопасных отношений, в то время как остальные – к категориям тревожных, озабоченных или игнорирующих. Четверо испытуемых имели смешанную принадлежность.

Оценивание РПГ проводилось двумя способами: во-первых, с опорой на те признаки, которые привлекались в предыдущих исследованиях. Ориентируясь на эти признаки, эксперты стремились отнести рисунки к той или иной категории привязанности. Восемь мнений экспертов совпали с самооценками детей, а шесть – не совпали.

Другой подход к оцениванию РПГ предполагал использование несколько иного набора признаков (Kaiser, 2001). Однако малый размер выборки не позволил провести статистическую обработку данных с делением на четыре типа привязанности с использованием критерия хи-квадрат. Было произведено деление только на две группы – надежных и ненадежных привязанностей. В последнюю группу вошли дети с тревожным, озабоченным и игнорирующим типом привязанности. Лишь один признак достигал статистически значимого уровня – смещение гнезда от центра у в группе надежных привязанностей. С учетом характеристик подростков можно усомниться в том, что 43% относились к категории надежной привязанности, хотя это согласуется с данными Overbeck (2002): возможно, также имела место защитная реакция, искажавшая ответы.

Были определены признаки надежной привязанности у подростков из приемных семей:

ни один рисунок не производил впечатление счастья. Окружающая среда была изображена только один раз. 11 человек изобразили гнездо парящим в пространстве с отсутствием среды и каких-либо окружающих объектов. Только один человек использовал зеленый цвет в качестве основного, хотя этот признак был важным для надежной привязанности в предыдущих исследованиях. Как и в исследовании Overbeck (2002), большинство рисунков были созданы с минимальными затратами энергии и содержали мало деталей. Испытуемые использовали мало пространства на листе, оставалось много пустого пространства. Было также использовано мало цветов. Несколько человек использовали только простой карандаш или простой карандаш и коричневый фломастер. У более, чем 70% подростков птицы отсутствовали вовсе, у 30% были изображены лишь птенцы без родителей. Поскольку подростки находились в приемных семьях, результаты согласуются с данными Kaiser (1996) о том, что рисунки без птиц являются признаком ненадежной привязанности. Это также подтверждает наблюдения Francis et al. (2003), что в рисунках лиц с надежной привязанностью используется в качестве основного зеленый цвет. Результаты указывают на то, что учет общего впечатления от рисунка и особенностей окружающей гнездо среды, а также поддержки гнезда являются важными критериями оценки.

Контент анализ историй выявил шесть основных тем, пять из них совпадали с темами, выявленными в других исследованиях: покинутость, обновление жизни, личный опыт, озабоченность недостаточным развитием своих способностей, описание гнезда в процессе сочинения истории. Новой темой явилась тема ожидания, связанная с такими высказываниями, как, например: «гнездо ожидает птицы, которая прилетит и положит яйца», «ждет, что делать» (Trewartha, 2004, p. 50). В свое время Kaiser также обратила внимание на то, что у лиц с амбивалентной привязанностью в названии часто присутствует тема ожидания.

Данное исследования важно тем, что позволило охватить подростков из приемных семей. Оно подтвердило ценность привлечения материала историй в дополнение к рисункам и самоотчетам с целью оценки привязанности. Результаты исследований Overbeck и Trewartha, показывают, что так же как и в случае со взрослыми, которые стремятся произвести на экспертов более благоприятное впечатление, самоотчеты не всегда дают достоверную информацию.



Другие исследования

Четырьмя студентами выпускных курсов арт-терапии были проведены дополнительные исследования. Они представляют интерес, поскольку подтверждают ранее полученные данные. Однако они будут представлены кратко, поскольку во всех случаях, за исключением одного случая, размер выборки было весьма ограничен, что не позволяет делать какие-либо выводы.

Reyes (2002) изучала валидность РПГ на группе из 76 студентов колледжа, применяя опросник отношений с родителями и друзьями. Были определены два наиболее показательных признака в рисунках, коррелирующих с данными опросника: устойчиво расположенные гнезда и использование четырех и более цветов. К сожалению, эти признаки не связываются исследователем с катогориями надежной или ненадежной привязанности. Отмечается доминирование коричневого цвета во многих рисунках, а также наличие яиц, но отсутствие птиц.

Fine (2002) бследовала 14 подростков с нервной анорексией, находящихся в стационаре. Использовался тест РПГ и опросник отношений с родителями и друзьями, определялись корреляции разных признаков, составленных Kaiser (2001), с разными типами привязанности. Были определены такие тенденции, как малое количество цветов, почти треть испытуемых использовали лишь простой карандаш.

Lensen (2006) обследовала 16 подростков, чьи родители злоупотребляли алкоголем или наркотиками. Статистический анализ не применялся из-за малого размера выборки. Почти половина испытуемых оценили себя как относящихся к категории надежной привязанности, что соответствовало данным, полученным Overbeck и Trewartha. Ни в одном рисунке зеленый цвет не был основным. В семи случаях доминировал коричневый цвет.

Sheller (2007) провела качественное феноменологическое исследование четырех детей от семи до 11 лет с ненадежными привязанностями. Они применяла РПГ и создание скульптуру гнезда птицы. Последняя методика была разработана ею специально с целью исследования, чтобы помочь детям выразить опыт привязанности. Были выявлены темы неуверенности и небезопасности, потребности в защите. Она пришла к выводу, что рисование и лепка гнезда птицы являются важными инструментами для выражения опыта привязанности на основе привлечения образных метафор.
Заключение
Проведенный обзор исследований показывает ценность использования РПГ для определения опыта привязанности. Первые исследования показали, что РПГ может служить определению особенностей этого опыта, и что имеет ценность анализ названий и историй, создаваемых на основе рисунков. Содержание историй может служить дополнительным источником информации, подтверждающей принадлежность испытуемых к той или иной категории привязанностей. Однако исследования пока не имели систематического характера, чтобы показать статистически значимые закономерности связи тем с типами привязанности. Каждое новое исследование с привлечением испытуемых с нарушенными привязанностями выявляло новые темы, позволяя расширить представление об особенностях арт-терапии с пациентами с нарушенными привязанностями.

Исследование Hyler (2002) способствовало изменению подхода к использованию рисунков. На основе данных классификации семейных рисунков Kaplan and Main (1986) было решено учитывать общее впечатление от рисунков птичьего гнезда в сочетании со списком признаков. Это дает лучшие результаты диагностики, по сравнению с использованием лишь отдельных признаков. Вплоть до настоящего времени список признаков, указывающих на разный тип привязанности имел рабочий, исследовательский характер. Всякий раз он уточнялся. В таблице 1 приводятся результаты всех представленных в статье исследований, характеризующие диагностический потенциал РПГ для оценки привязанности. Мы стремимся создать два классификационных системы – одну для детей и другую – для подростков и взрослых. Далее планируется охватить большие выборки, включающие студентов колледжа.

Представленные в статье данные помогают арт-терапевтам проводить оценку привязанностей. Используя метафору гнезда птицы можно оценивать надежность привязанности, определить как осознаваемые, так и неосознаваемые установки и представления клиентов относительно отношений, связанных с привязанностью. Можно на этой основе затем разрабатывать план лечения с целью изменения поведения и устранения симптомов.

Основываясь на невербальной передаче опыта, РПГ позволяет избежать трудностей и искажений, связанных с использованием опросников, связанных в том числе, с недостаточно развитыми речевыми навыками, защитами, низким рефлексивным потенциалом. Использование проективного механизма при создании РПГ позволяет избежать давления социальных норм. Как видно из результатов двух представленных исследований (Overbeck, 2002; Trewartha, 2004), самоотчеты могут оказаться недостоверными из-за стремления испытуемых сознательно или бессознательно представлять себя в более выгодном свете (Feder & Feder, 1998).

Надеемся, что арт-терапевты смогут оценить клиническую ценность РПГ и будут участвовать в дальнейших исследованиях валидности теста. Последующие исследования должны строиться на основе теории привязанностей, включать использование протоколов с системы оценивания с применением группы признаков, а также принимать во внимание те данные, которые были получены ранее. Целесообразен охват новых клинических групп и увеличение размера групп. Следует также проводить качественные исследования, чтобы определить ценность задания для самих клиентов и арт-терапевтов в процессе терапии.



Литература

Ainsworth M.D.S., Blehar M.C., Waters E., Wall S. (1978) Patterns of attachment: A psychological study of the strange situation. Hillsdale, NJ.: Erlbaum.

American Psychiatric Association (1994) Diagnostic and statistical manual of mental disorders (4th ed.). Washington, DC: Author.

Armsden G., & Greenberg M. (1987) The inventory of parent and peer attachment: Individual differences and their relationship to psychological well-being in adolescence // Journal of Youth and Adolescence, 16 (5), 427-453.Bartholomew K., & Horowitz L. (1991) Attachment styles among young adults: A test of a four-category model // Journal of Personality and Social Psychology, 61, 226-244.

Bowlby J. (1969/1982) Attachment. New York: Basic Books.

Bretherton I., & Munholland K.A. (1999) Internal working models in attachment relationships: A construct revisited. In J. Cassidy & P.R. Shaver (Eds) Handbook of attachment: Theory, research and clinical applications (pp. 89-111). New York: Guilford Press.

Feder B., & Feder E. (1998) The art and science of evaluation in the arts therapies: How do you know what's working? Springfield, Il.: Charles C. Thomas.

Feeney J.A. (1999) Adult romantic attachment and couple relationships. In C. Cassidy & P.R.Shaver (eds.) Handbook of attachment: Theory, research and clinical applications (pp. 355-377). New York: Guilford Press.

Fine S. (2002) Towards an improved measure of attachment using the Kaser Bird's Nest Drawing art based assessment as an indicator of attachment in adolescents with anorexia. Unpublished master's thesis, Notre Dame de Namur University, Belmont, CA.

Francis D., Kaiser D, & Deaver S. (2003) Representations of attachment security in the Bird's Nest Drawing of clients with substance abuse disorders // Art Therapy: Journal of the American Art Therapy Association, 20 (3), 124-137.

Fury G., Carlson E.A., & Sroufe L.A. (1997) Children's representation of attachment relationships in family drawings // Child Development, 68 (6), 1154-1164.

Hyler C. (2002) Children's drawings as representations of attachment. Unpublished master's thesis. Eastern Virginia Medical School, Norfolk.

Kaiser D. (1996) Indications of attachment theory in a drawing task // The Arts in Psychotherapy, 23 (4), 333-340.

Kaiser D. (2001) Kaiser's Bird's Nest Drawing Checklist. Unpublished Manuscript.

Kaplan J., & Main M. (1986) Instructions for the classification of children's family drawings in terms of representation of attachment. Unpublished manuscript, University of California at Berkeley.

Karen R. (1998) Becoming attached: First relationships and how they shape our capacity to love. New York: Oxford University Press.

Kwiatkowska H.Y. (1978) Family therapy and evaluation through art. Springfield, Il.: Charles C. Thomas.

Lenssen I. (2006) Indicators of attachment insecurity in Bird's Nest Drawings by children of substance abusers. Unpublished master's thesis, Notre Dame de Namur University, Belmont, CA.

Levy T., & Orlans M. (1998) Attachment, trauma, and healing: Understanding and treating attachment disorder in children and families, Washington, DC: Child Welfare League of America.

Lieberman A.F., Weston D.R., & Pawl J.H. (1991) Preventive intervention and outcome with anxiously attached dyads // Child Development, 62, 199-209.

Madigan S., Ladd M., & Goldberg S. (2003) A picture is worth of a thousand words: Children's representations of family as indicators of early attachment // Attachment and Human Development, 5, 19-37.

Mayseless O. (1996) Attachment patterns and their outcomes // Human Development, 39, 209-223.

Neale E.L., & Rosal M.L. (1993) What can art therapists learn from the research on projective drawing techniques for children? A review of the literature // The Arts in Psychotherapy, 20 (1), 37-49.

Overbeck L. (2002) A pilot study of pregnant women's drawings. Unpublished master's thesis, Eastern Virginia Medical School, Norfolk.

Pianta R.C., Longmaid K., & Ferguson J.E. (1999) Attachment based classification of children's family drawings: Psychometric properties and relations with children's adjustment in kindergarten // Journal of Clinical Child Psychology, 28 (2), 244-255.

Reyes C.M. (2002) A correlation between the Inventory of Parent and Peer Attachment and the Bird's Nest Drawing as measurement of attachment security. Unpublished master's thesis, Albertus Magnus College, New Haven, CT.

Scharfe E. (1999) Research tools. Retrieved January 14, 2009, from the Trent University website: http//www.people.trentu.ca/escharfe

Shaver P.R., Mikulincer M. (2002) Attachment-related psychodynamics // Attachment and Human Development. 4, 133-161.

Sheller S. (2007) Understanding insecure attachment: A study using children's bird's nest imagery // Art Therapy: Journal of the American Art Therapy Association, 24 (3), 119-127.

Silver B.L. (2005) A study of the convergent and discriminate validity of school-aged children's family drawings as a measure of attachment security. Unpublished doctoral dissertation, University of Pittsburg, PA.

Simpson J.A., Rholes W.S. (1998) Attachment theory and close relationships. New York: Guilford Press.

Trewartha S. (2004) Attachment strategies of adolescents in foster care: Indicators and implications. Unpublished master's thesis, Eastern Virginia Medical School, Norfolk.



Сведения об авторе: Донна Кайзер – доктор философии, сертифицированный арт-терапевт, доцент психологии Колледжа Альбертус Магнус в Нью-Хейвен (шт. Коннектикут), директор исследований факультета арт-терапии Медицинского университета Восточной Вирджинии (Норфолк, шт. Вирджиния)
Made on
Tilda