Автор: Копытин Александр, Черенков Рома
Тест художественно-эмоционального восприятия: диагностические, развивающие, психотерапевтические возможности
Комментарий: Статья первоначально опубликована в журнале "Исцеляющее искусство" 2016 №3.
Ключевые слова: диагностика в арт-терапии
В статье представлена новая арт-терапевтическая психодиагностическая методика — © тест художественно-эмоционального восприятия. Методика оценивает способности к восприятию и распознаванию эмоций, отраженных в художественных формах (произведениях изобразительного искусства), определяемые навыками эмоциональной перцепции, уровнем развития эмоционального интеллекта, с одной стороны, и художественно-образного мышления, с другой стороны. Методика может быть использована как в качестве инструмента экспериментально-психологического исследования личности, так и компонента программ психокоррекционной, психотерапевтической, психообразовательной, развивающей направленности, способствующих развитию способностей понимать и выражать эмоции и чувства на основе изобразительной деятельности и иных форм творческой экспрессии — музыки, движения и танца, пантомимики.
Введение

Проблема диагностики, коррекции и развития эмоциональной сферы является чрезвычайно актуальной в силу ее значительной роли в процессе социализации, общения и деятельности личности в разные периоды жизни. Актуальность данной проблемы также определяется широкой распространенностью различных патологий эмоциональных сферы, связанных с нарушениями психического развития (в частности, расстройствами аутистического спектра), расстройствами настроения, аффективными расстройствами. Значительное число психологических проблем и нарушений адаптации также в той или иной степени обусловлено дефицитом эмоционально-регулятивных и эмоционально-коммуникативных умений. Повышенное внимание ученых и практиков, занимающихся проблемами образования и воспитания детей и подростков, профилактики и лечения психических расстройств, подготовки управленческих кадров, в последние годы оказывается привлеченным к вопросам формирования и развития эмоционального интеллекта. Он рассматривается как один из важнейших факторов, определяющих успешное обучение и социальное функционирование человека, его личные и профессиональные достижения, сопротивляемость стрессам, психическое и соматическое здоровье. Эмоциональный интеллект трактуется, как способность человека понимать свои чувства и чувства других людей, поддерживающая внутреннюю мотивацию в деятельности и отношениях, а также умение управлять эмоциональными проявлениями (Goleman D., 1995, 1998). Эмоциональный интеллект связан с умением оценивать и выражать эмоции, регулировать свои эмоциональные процессы в интересах интеллектуального и личностного роста, выступает важной предпосылкой продуктивной мыслительной деятельности. В более широком плане он определяется как способность человека к эффективной когнитивной переработке любой эмоциональной информации (Mayer J.D., 2004; Mayer J.D., Salovey P., 1997; Mayer J.D., Salovey P., Caruso D.R., 2002; Salovey P., Mayer J.D., 1990). Оформление проблематики эмоционального интеллекта в академической среде и начавшееся в середине 1990-х годов активное внедрение программ «социального и эмоционального обучения» (social and emotional learning) в деятельность различных организаций стимулировало работу ученых и практиков, связанную с исследованием инструментов и технологий, применяемых с целью диагностики, коррекции и развития эмоциональной сферы. Важную роль при этом могут играть средства искусства, методы и технологии, характерные для такого научнопрактического направления, как терапия искусством (арттерапия, музыкальная терапия, драматерапия, танцевальнодвигательная терапия и полимодальная терапия выразительными искусствами). Однако значительный потенциал применения этих методов и технологий для диагностики, коррекции и развития эмоциональной сферы пока используется явно недостаточно.

Экспериментально-психологические методы диагностики и оценки эмоциональной сферы.

Используемые в настоящее время психологические методы изучения эмоциональной сферы человека нередко основаны на использовании опросников (Додонов Б.И., 1977; Ересько Д.Б., Исурина Г.Л., Карвасарский Б.Д. и др., 1994; Goleman R., 1995, 1998; Mayer J.D., Salovey P., Caruso D.R., 2002; Salovey P., Mayer J.D., Goldman S., Turvey C., Palfai T., 1995) и выявляют эмоциональные особенности человека такие, как преобладающие в его жизни эмоции, доминирующие средства их выражения, эмоциональную устойчивость, наличие черт алекситимии, эмоциональный интеллект и другие характеристики. Методы изучения эмоциональной сферы также связаны с применением визуальных стимулов — фотографий и рисунков, передающих характерные для разных эмоциональных состояний мимические реакции, целостный образ человека, пары или группы людей в процессе их взаимодействия друг с другом (Агафонова И.Н., 2006; Ольшанский Д.В., 1979; Dale G., 1992; Ekman P., Fri eser W.W., 1975, 2003; Nowicki S. and Duke M., 1994). Отдельную группу методов диагностики эмоциональной сферы составляют проективные рисуночные тесты (Романова Е.С., 2002), а также методы, основанные на изучении цветового выбора (Бажин Е.Ф., Эткинд А.М., 1978). Примеры использования такого важнейшего средства исследования эмоциональной сферы, как произведения изобразительного искусства с характерным для него широким набором средств художественной выразительности, в мировой и отечественной практике диагностики эмоциональной сферы не встречаются. Применение в процессе оказания психологической помощи ассоциативных или метафорических карт, как правило, основано на феноменологическом подходе и предполагает сознательный отказ разработчиков от каких-либо диагностических конструктов и необходимости изучения надежности и валидности карточных наборов. В последнее время с целью экспериментально-психологического исследования личности все более активно применяются арт-терапевтические методы (Копытин А.И., 2014, 2015). Дополняя хорошо известные тесты опросники и невербальные, в том
числе, рисуночные тесты, эти методы предоставляют специалистам дополнительные возможности для целенаправленного изучения личности, психических состояний и процессов. Одним из достоинств арттерапевтической психодиагностики является то, что она основана на использовании невербальных средств художественной выразительности, а потому может служить оценке разных психических феноменов в тех случаях, когда речевой контакт с испытуемым по той или иной причине затруднен. Кроме того, такие методы создают предпосылки для вовлечения клиентов в процесс изобразительной деятельности, активизируют характерные для нее защитно-адаптационные механизмы и, тем самым, способствуют достижению разнообразных психокоррекционных (психотерапевтических) и развивающих эффектов. При наличии у специалиста соответствующей подготовки, такие методы могут быть легко включены в процесс индивидуальной, групповой и семейной арт-терапии. Использование методов арттерапевтической психодиагностики основано на представлении о том, что в процессе создания художественной работы, либо при взаимодействии с готовым произведением или его отдельными элементами (цветом, пятном, фактурой, линией, фигурой и т. д.) личность привносит в них особенности своего психического состояния, психических процессов и отношений. В то же время, отображение этих психических феноменов в художественной среде картины, как правило, имеет неоднозначный либо завуалированный характер. Поэтому возникают сложности в оценке и толковании отраженных в произведениях изобразительного искусства психических феноменов, а также в определении надежности и валидности методов арт-терапевтической психодиагностики.
Назначение теста

Основным назначением теста художественно-эмоционального восприятия (ТХЭВ) является диагностика эмоциональной сферы личности, прежде всего, способности к дифференцированному восприятию эмоций и чувств, выражаемых в формах художественной и телесной экспрессии (абстрактных живописных картинах и силуэтах человеческих фигур). Определяемые тестом разные уровни развития данной способности могут характеризовать эмоциональный интеллект и выявлять определенные нарушения эмоциональной сферы, прежде всего — алекситимический тип личности. Тест основан на представлении о том, что эмоциональное содержание картины, формируемое на основе использования разных средств художественной выразительности (цвет, пятно, фактура, линия и т. д.), а также ее композиционного оформления и изображения человеческой фигуры может быть с разной степенью успешности воспринято зрителем, в зависимости от развития эмоциональной сферы и художественно-образного мышления. Данная способность постепенно формируются в процессе социализации человека, его контактов с другими людьми и приобщения к искусству как важнейшему средству познания внутреннего мира человека, его чувств и эмоций. Она является универсальной, в той или иной мере присущей всем людям. В то же время, разные уровни развития этой способности, связанные с умением определять эмоциональное содержание произведений изобразительного искусства (а также музыкальных произведений, танца и иных форм искусства), могут быть обусловлены возрастом, личностными особенностями, клиническими расстройствами и иными причинами. Сниженный уровень развития данной способности может быть связан с общим или парциальным нарушением психического развития, личностными расстройствами, алекситимией, психическими заболеваниями и другими факторами. Способность к восприятию и распознаванию эмоций, отраженных в произведениях изобразительного искусства может быть в определенной степени развита под влиянием приобщения человека к искусству, творческой личностной активности. Развитие данной способности, связанной с умением понимать, выражать и регулировать эмоции и чувства, является одной из задач арт-терапии, успешное решение которой может повышать эффективность общения и деятельности (прежде всего, в сфере социономических или гуманитарных профессий, сфере искусства, управленческой деятельности и других областях), общий уровень социально-психологической адаптации личности. Заложенные в тесте алгоритмы деятельности, связанные с взаимодействием с произведениями изобразительного искусства и их составными элементами, предоставляют значительные возможности для психокоррекции (психотерапии) и развития ценных социальных навыков. Таким образом, методика может быть использована не только
в качестве инструмента экспериментально-психологического исследования эмоциональной сферы личности, но и значимого компонента программ лечебной, реабилитационной и профилактической, психообразовательной, арт-педагогической направленности по ее развитию у разных контингентов. Методика обеспечивает возможность художественно-образного выражения различных эмоций и чувств, в том числе, непосредственно связанных с актуальными переживаниями, отношениями и проблемами участников психотерапевтических и тренинговых занятий. Она может способствовать развитию навыков распознавания, дифференцированной оценке и словесного описания разных эмоций и чувств и связанных с ними визуально-художественных, пантомимических, поведенческих и соматизированных (физиологических) проявлений. Она также может быть применена для развития способностей осознавать и прогнозировать последствия эмоциональных реакций и состояний и произвольно регулировать выражение эмоций и чувств, с учетом социального контекста. С целью повышения эффективности психокоррекционных (психотерапевтических) и развивающих программ, основанных на применении теста, наряду со средствами изобразительной деятельности, может быть рекомендовано включение техник полимодального подхода в терапии искусством, использующих музыку, движение и танец, драматическое выражение эмоций (пантомима), повествовательную активность.

Структура теста

Структура теста определяется общими психологическими и нейропсихологическими закономерностями визуального восприятия, связанными с участием разных психических процессов и отделов головного мозга. Все они в той или иной степени затрагиваются в процессе получения и переработки эмоциональной информации, поступающей через визуальный канал восприятия, в частности, при взаимодействии с художественной средой картины, ее составными элементами (цвет, фактура, линия и др.) и изображениями человеческого тела. Тест включает два субтеста — субтест «эмоциональные фоны» и субтест «эмоциональные фигуры», обеспечивая комплексную оценку данной способности на основе восприятия испытуемыми абстрактных живописных фонов и силуэтов человеческих фигур, изображенных в разных позах психомоторной эмоциональной экспрессии (выразительных движениях). Использование обоих субтестов основано на представлении о том, что средства художественной экспрессии, включающие особенности цвета, фактуры, линии, пятна и другие элементы картины, а также ее композиционное оформление и изображения человеческих фигур могут опосредовать выражение и восприятие эмоций. В процессе изобразительной деятельности участвуют разные уровни «континуума экспрессивных терапий» (КЭТ) (Lusebrink V., 2004, 2008, 2010), обеспечивающие проявление различных психологических компонентов эмоционального состояния — сенсорных, кинестетических, аффективных, перцептивных, когнитивных, символических. Благодаря этому, осуществляется целостная многоуровневая переработка и интеграция разных аспектов эмоционального опыта. Данные уровни и компоненты КЭТ также участвуют в процессе восприятия произведений изобразительного искусства. Это позволяет зрителю не только ощущать и переживать эмоциональное содержание картины (реагируя, например, на кинестетические особенности картины, связанные с особенностями линий, набрызга и мазка, а также ее цветовой палитры), но и осознавать его и формировать представление о скрытой эмоциональной динамике произведения, связанной с внутренним миром человека и его отношениями. Однако, согласованная работа всех вышеперечисленных уровней и психологических компонентов, участвующих в процессе выражения и восприятия эмоций и чувств в произведениях изобразительного искусства, возможна лишь при достаточной дифференциации и тесном взаимодействии разных мозговых структур (Lusebrink V., 2004, 2008, 2010). Нарушения целостного характера их взаимодействия и недостаточность дифференциации структур, связанные с нарушениями психического развития, органическими или эндогенными факторами, возрастом и иными причинами, могут обусловливать трудности выражения и восприятия эмоций и чувств посредством форм художественной экспрессии. Субтест «эмоциональные фоны» основан на представлении о визуальном пространстве картины как среде особого рода, в которой благодаря использованию разных средств художественной выразительности, а также ее реальных и символических элементов (в зависимости от
жанра и стиля изображения) актуализируются и передаются характеристики эмоционального состояния. Так, среда картины, сформированная из оттенков красного и серого цветов, может передавать тревожное настроение, однако, в зависимости от характера мазка и фактуры картины, это настроение может иметь разную степень интенсивности, либо актуализируются и выражаются иные эмоциональные компоненты. Субтест «эмоциональные фигуры» основан на использовании телесных, психомоторных средств эмоциональной экспрессии (выразительных движений). Как известно, помимо мимики и жестикуляции при сильно выраженных эмоциях наблюдаются целостные двигательные акты или эмоциональные действия. К ним относятся подпрыгивания при радости обнимание, ласкание, поглаживание и целование того, к кому человек испытывает нежные чувства, опускание головы или закрывание лица руками при переживании стыда, вины или грусти. Субтест «эмоциональные фигуры» фактически использует «грамматику» телесного языка, то есть наиболее типичные позы и жесты, передаваемые на силуэтах человеческих фигур и характеризующие разные эмоции и чувства. Тест обеспечивает не только возможность комплексной оценки способности к восприятию и распознаванию эмоций, отраженных в художественных формах и образах телесной экспрессии, но и позволяет определить, какие психологические и нейропсихологические механизмы, отвечающие за переработку эмоциональной информации на основе восприятия живописного фона и фигуры телесного выражения эмоций характерны для конкретного испытуемого или группы испытуемых. Восприятие эмоциональной информации, передаваемой посредством живописного фона, обеспечивается при активном участии правого полушария мозга, связанного с сенсорными, аффективным и символическими компонентами КЭТ (Lusebrink V., 2004, 2008, 2010). Восприятие же эмоциональной информации, передаваемой посредством фигуры, обеспечивается при более активном участии левого полушария, связанного с кинестетическими, перцептивными и когнитивными компонентами КЭТ. Разная степень успешности при распознавании испытуемыми эмоционального содержания фонов и фигур с использованием двух субтестов может характеризовать соотношение разных компонентов КЭТ, участвующих
в восприятии и переработке эмоциональной информации. Так, более успешное распознавание эмоционального содержания фонов, по сравнению с распознаванием эмоционального содержания фигур, может указывать на преобладание сенсорных, аффективных и символических компонентов, более тесно связанных с правополушарной активностью мозга. Напротив, более успешное распознавание эмоционального содержания фигур, по сравнению с распознаванием эмоционального содержания фонов, может указывать на преобладание кинестетических, перцептивных и когнитивных компонентов, связанных с левовополушарной активностью. Одинаково успешное распознавание эмоционального содержания как фонов, так и фигур, может свидетельствовать об участии всех компонентов, что связано с согласованной работой разных мозговых структур обоих полушарий мозга, обеспечивающей активацию «переходной творческой области» континуума экспрессивных терапий (Lusebrink V., 2004, 2008, 2010). Методика основана на теории, методологии и техниках арттерапии, принимает во внимание специфические отличия артерапии от других форм лечения и развития человеческого потенциала, заключающиеся в исполь зовании материалов и средств изобразительного искусства, а также иных экспрессивных модальностей (форм творческого самовыражения) в процессе работы с личностью. В отличие от большинства известных графических тестов и иных методов психодиагностики, использующих визуальные стимулы (ТАТ, тест Роршаха, тест Зонди, Хенд-тест и др.), методика ТХЭВ принимает во внимание все компоненты КЭТ, многообразие средств и форм художественной экспрессии как обеспечивающих целостное выражение и восприятие различных эмоций и чувств. Использование в методике двух субтестов также позволяет дифференцированно оценивать соотношение не только разных психологических механизмов и компонентов КЭТ, но и экспрессивных модальностей (проективно-художественной и телесно-двигательной), участвующих в процессе выражения и восприятия эмоциональной информации.
Процесс создания теста

При разработке теста учитывались современные психологические теории и классификации эмоций и чувств, соответствующие дифференциально-психологической концепции структуры эмоциональной сферы человека (Ильин Е.П., 2001). На их основе был составлен список из одиннадцати эмоций: вина, гнев, грусть, интерес, нежность, отвращение, радость, раскаяние, страх, тревога, экстаз (восторг). В соответствии с классификацией Е.П. Ильина (2001), изначально включенные в список эмоции относятся к следующим функциональным сферам: • тревога и страх относятся к эмоциям ожидания и прогноза; • радость и экстаз (восторг) относятся к эмоциям удовлетворения и радости; • гнев относится к стеническим (активным) фрустрационным эмоциям; • грусть относится к астеническим (пассивным) фрустрационным эмоциям; • симпатия (нежность) и отвращение, а также вина и раскаяние относятся к коммуникативным эмоциям и чувствам; • интерес относится к интеллектуальным эмоциям. Разработчиками методики были определены соответствующие художественно-графические признаки вышеперечисленных эмоций и созданы выражающие их абстрактные живописные фоны. Были также подобраны силуэты человеческих фигур изображенных в разных позах психомоторной эмоциональной экспрессии (характерного телесного выражения одиннадцати эмоций, согласно списку) — от двух до четырех фигур для каждой эмоции. На начальном этапе апробации методики она предлагалась здоровым взрослым лицам, имеющим психологическое или художественное образование. Они выступали в качестве экспертов, определявших соответствие одиннадцати эмоций одиннадцати живописным фонам, предъявляемым в виде цветных картин форматом А4, а также отобранным силуэтам человеческих фигур. Экспертам предлагалось определить, каким эмоциям из предложенного списка соответствуют фоны и фигуры. Совпадение выборов экспертов с эмоциональной нагрузкой фонов и фигур в большинстве случаев заметно превышало случайный уровень и указывало на их достаточную способность выражать соответствующие эмоции. В то же время, распределение выбираемых для разных эмоций фонов и фигур имело разный характер. В отдельных случаях один и тот же фон или фигура воспринимались как выражающие разные эмоции. Иное эмоциональное содержание этих фонов и фигур явно конкурировало с тем, которое предусматривалось разработчиками теста. Фон, обозначающий чувство вины, практически столь же часто воспринимался респондентами как соответствующий тревоге, а фон, обозначающий страх, практически столь же часто воспринимался как соответствующий отвращению. Наиболее противоречивым оказалось эмоциональное содержание фона, соответствующего (по замыслу авторов теста) тревоге. Этот фон примерно столь же часто воспринимался как соответствующий эмоциям страха, вины, грусти и интереса. Поэтому, с учетом полученных данных, был сделан вывод, что фон, обозначающий отвращение, может также обозначать страх (но не наоборот). Соответственно, определение испытуемыми этого фона как соответствующего страху, в дальнейшем рассматривалось как вариант правильного ответа (наряду с определением фона, изначально обозначающего отвращение). При сравнении фонов, обозначающих страх и отвращение, несмотря на различия, связанные с разными фактурами и характером мазков, обращает на себя внимание их значительное сходство. Оно, в частности, проявляется в преобладании темных оттенков, приближающихся к черному цвету. В обоих случаях, темные оттенки сочетаются с примесью или вкраплением красного. Художественный фон, соответствующий страху, содержит более чистый и интенсивный красный цвет, а мазки красного цвета короткие и отрывистые, в то время как фон, соответствующий эмоции отвращения, включает примесь грязно-красного оттенка, а мазки имеют более размашистый характер. С учетом полученных данных было также решено исключить из набора художественный фон, передающий тревогу, так как он примерно столь же часто, как и для обозначения тревоги, выбирался респондентами для обозначения таких эмоций, как страх, грусть и вина. Было признано оставить в наборе десять фонов вместо одиннадцати. Аналогичная ситуация возникла при анализе данных распределения выбора экспертами-респондентами фигур-силуэтов. В большинстве случаев эмоциональное содержание фигур определялось испытуемыми-экспертами правильно, однако в отдельных случаях одна и те же фигура воспринималась как выражающая разные эмоции. С учетом распределения вариантов ответов для фигур, связанных с переживанием чувства вины, было решено, что эти фигуры могут также со
ответствовать грусти, поскольку фигуры, передающие эмоцию вины, выбирались респондентами для обозначения грусти столь же часто, как для обозначения вины. Силуэты человеческих фигур, соответствующих этим двум эмоциям, действительно имеют значительное сходство. Фигуры в обоих случаях изображены с опущенной головой. Было также решено исключить фигуры, передающие тревогу, так как они столь же часто или даже более часто, помимо обозначения тревоги, выбирались респондентами для обозначения таких эмоций и чувств, как грусть, раскаяние и страх. Было решено оставить в наборе десять групп фигур-силуэтов (от двух до четырех фигур в каждой группе) вместо одиннадцати.

Процедура тестирования

Тестирование может проводиться индивидуально или в группе. Перед испытуемым (группой) в случайном порядке в ряд или по кругу располагаются десять живописных фонов и 28 фигур-силуэтов, помещенных на прозрачные пластиковые карточки размером 7×10 см. На фонах и карточках нанесены условные цифровые обозначения. Экспериментатор говорит: «Данный тест позволит определить особенности вашего художественно-образного восприятия разных эмоциональных состояний. На десяти картинах художник-абстракционист передал десять разных эмоций. На пластиковых карточках вы также видите силуэты людей, которые переживают эти эмоции. На полученном вами бланке десять эмоций указаны по списку сверху вниз в алфавитном порядке. Постарайтесь определить, какие картины и фигуры соответствуют десяти разным эмоциям. На бланке со списком эмоций напротив каждой из них во втором столбце укажите номера картин, а в третьем столбце — номера карточек с фигурами, которые им соответствуют, по одной фигуре для каждой эмоции. Учтите, что один и тот же фон и одна и та же фигура не могут выбираться для обозначения разных эмоций». Выполнение этого задания обычно занимает до 10 до 20 минут, однако время обычно не ограничивается. По окончании можно попросить пояснить письменно или устно, почему были выбраны соответствующие картины и фигуры для одной или нескольких из десяти эмоций (на собственный выбор испытуемого). Это позволяет убедиться в том, насколько испытуемый способен давать аргументированное пояснение собственного выбора, обращая внимание на детали картины и фигуры. Экспериментатор может предложить испытуемому пояснить, какая эмоция из десяти в наибольшей степени характеризует его текущее состояние или представляет для него наибольший интерес или сложность (соответствует его терапевтическому запросу) и, при наличии соответствующих условий, поработать с ней путем обсуждения или с использованием приемов экспрессивной терапии.

Экспериментатор может пояснять, какую эмоцию выражает та или иная картина и фигура. При этом он может подчеркнуть, что картины создавались художником, которому, как и любому человеку, присущ индивидуальный стиль художественного самовыражения. Испытуемому могут быть предоставлены дополнительные разъяснения, почему художник мог использовать те или иные средства художественной выразительности (цвет, фактуру, мазок и т. д.) для передачи определенных эмоций, а также, почему определенная фигура может выражать ту или иную эмоцию. В зависимости от ситуации, экспериментатор (психотерапевт, психолог, арт-терапевт) может затем предложить испытуемому (группе) перейти к творческой работе на основе выбранных фонов и фигур. Он, например, может предложить им, используя фон и фигуру, обозначающие характерные (актуальные) для них эмоции, построить композицию, помещая фигуру в определенное место на картине и, в случае необходимости, добавляя (путем прорисовывания или в виде аппликации) другую фигуру или дополнительные детали.
Оценка и интерпретация результатов тестирования.

За каждый правильный ответ, то есть, когда при восприятии фона или фигуры испытуемый определяет ту эмоцию, которая им соответствует (согласно гипотезе разработчиков теста), ставится 1 балл. С учетом полученных данных распределения разных фонов и фигур, выбираемых для разных эмоций, 1 балл также ставится в том случае, если испытуемый определяет фон, соответствующий отвращению, как обозначающий страх, и если он определяет фигуру, соответствующую грусти, как обозначающую вину. При суммарной оценке по обоим субтестам от 5 до 7 баллов результат рассматривается как пограничный, невысокий, при суммарной оценке от 8 до 12 баллов результат средний, при суммарной оценке 13 и выше баллов — повышенный. Если суммарная оценка по обеим шкалам ниже 5 баллов, то результат рассматривается как низкий. Низкий показатель может быть признаком более-менее выраженных нарушений эмоциональной сферы, связанных, например, с наличием черт алекситимии, низким эмоциональным интеллектом (прежде всего, низкой эмпатией), эндогенными психическими расстройствами (шизофренией) и иными причинами. Низкий показатель также может быть связан с ограниченностью художественно-образного мышления. Повышенные показатели соответственно говорят об отсутствии алекситимии, развитом эмоциональном интеллекте (эмпатия, понимание чувств других людей и др.) и художественно-образном мышлении (художественных способностях). Успешные результаты выполнения теста могут комментироваться как личностный ресурс, который может повышать качество и эффективность взаимодействия с окружающими, а также как признак художественных способностей, позволяющих человеку более успешно использовать как рецептивные, так и активные формы эмоционального самовыражения, самопознания и саморегуляции, связанные с искусством. Соотношение оценок по двум субтестам может быть разным и показывать разную степень успешности в идентификации эмоций и чувств посредством художественной экспрессии и психомоторного выражения эмоций. Например, при оценке 2 балла по первому субтесту и 7 баллов — по второму испытуемый показывает преимущественный способ определения эмоций посредством психомоторной экспрессии. Дополнительно специалист может обращать внимание на большую или меньшую успешность в определении конкретных эмоций, в частности, трудности осознания и выражения страха или вины и т. д., что может быть связано с личностными особенностями или синдромами психических расстройств. Затруднения в определении конкретных эмоций могут использоваться в дальнейшем для их целенаправленной проработки — их феноменологического уточнения, осознания и выражения с использованием разных средств творческой экспрессии. Полученные результаты выполнения теста, в частности сниженные показатели, могут служить основанием для направления на программы коррекционной и развивающей направленности, использующие различные технологии и средства воздействия
на эмоциональную сферу. Нормальные или даже повышенные показатели также не исключают участия в программах, обеспечивающих дальнейшее раскрытие имеющихся ресурсов эмоциональной сферы.

Использование методики для развития и коррекции эмоциональной сферы.

Методика может быть использована не только в качестве инструмента экспериментальнопсихологического исследования эмоциональной сферы, но и значимого компонента программ лечебной, реабилитационной, профилактической, психообразовательной направленности по ее развитию у разных контингентов. Она может применяться в рамках индивидуальных и групповых тренинговых, обучающих и психотерапевтических занятий с людьми разного возраста, а также сеансов семейной психотерапии (арт-терапии). Методика и связанные с ней разные виды художественно-творческой и игровой деятельности могут сочетаться с иными видами невербальной и вербальной активности, характерными для разных направлений психотерапии, арттерапии и арт-педагогики. Наряду со стимульными материалами, включенными в тестовый комплект (художественные фоны и фигуры-силуэты людей), при использовании методики в рамках таких программ допускается использование различных дополнительных материалов и видов художественно-творческой деятельности.

• Клиенты могут вырезать дополнительные фигуры из полиграфической продукции (журналов, альбомов), цветной бумаги и картона, либо рисовать их на отдельном листе и, также вырезая, помещать затем на выбранные (соответствующие определенным эмоциям) художественные фоны, наряду с имеющимися в их распоряжении готовыми фигурами-силуэтами. Эти фигуры могу представлять собой изображения людей, животных, неодушевленных предметов. Это позволяет создавать композиции с большим количеством элементов, отношения и различные ситуации из жизни клиентов в процессе их развития, вносить больше личностного, авторского начала в работу с методикой.

• Возможно создание изображений непосредственно на имеющейся поверхности художественного фона. Фон, например, может быть обогащен дополнительными цветовыми оттенками. Используя краски, пастель, маркеры и иные художественные материалы, клиенты могут рисовать свои детали и образы.

Нанесенные дополнительные цвета и нарисованные на поверхности фонов детали и образы могут затем быть легко смыты (Рис. 1.1 и Рис. 1.2).

Могут быть также использованы объемные материалы, в частности, песок, для обогащения визуальной среды картины и усиления тактильных и кинестетических компонентов экспрессии (Рис. 2.1 и Рис. 2.2).
• Изображение может быть изменено, а фигуры — перемещаться, что создает богатые возможности для игровых манипуляций в пространстве картины, изображения ситуации в процессе ее развития, исследования альтернативных или дополнительных вариантов передачи одних и тех же сцен и их развития.

На основе использования методики возможны разные виды не только индивидуальной, но и совместной игровой и творческой активности, например, в процесс групповой психотерапии и тренинга, сеансов семейной психотерапии. Так, члены диады или малой группы, работая вместе, выбирая для себя одну или несколько фигур, и, если потребуется, внося новые детали в фон, могут создавать картину и даже переходить к игровому взаимодействию в ее пространстве. Взаимодействуя в интерактивной среде картины, они могут перемещать фигуры и использовать прямую речь, выступая от лица действующих персонажей. Методика может использоваться в сочетании с разными формами творческой активности — ролевой игрой, движением и танцем, сочинением историй или созданием биографических повествований, а также готовыми литературно-художественными текстами (поэзией, прозой, сказками, притчами и др.) и музыкой. При этом повышению эффективности психотерапевтических и развивающих программ работы с эмоциональной сферой может служить использование характерного для помимодальной терапии выразительными искусствами (expressive arts therapy) механизма межмодального трансфера, связанного с последовательным применением или сочетанием разных искусств или форм творческого самовыражения.

Использование методики в рамках психотерапевтических (арт-терапевтических) программ
Методика обеспечивает возможность художественно-образного выражения различных эмоций и чувств, в том числе, непосредственно связанных с актуальными переживаниями, симптомами и синдромами психических расстройств, отношениями и проблемами участников психотерапевтических и тренинговых занятий. Благодаря этому она может быть применена, например, в процессе работы с последствиями травматического стресса (в частности, посттравматическим стрессовым расстройством). Дополняя художественно-творческую деятельность повествовательной активностью в духе визуально-нарративного подхода, повествовательно-экспозиционой и когнитивно-конструктивной психотерапии R. Niemeyer, методика может служить безопасному целостному отражению и связному описанию переживаний, имеющих отношение к психотравмирующей ситуации. В психотерапии посттравматических состояний методика ТХЭВ может быть использована на основе модели арттерапевтического вмешательства N. Hass-Cohen (Hass-Cohen N., West K., 2008). Согласно данной модели, арт-терапия психической травмы представляет собой «творчество в действии, сочетающееся с терапевтическими отношениями, переживанием эмоций, экспрессивной коммуникацией, адаптивными реакциями клиента, ведущими к трансформации и эмпатическому принятию». Важная роль при использовании данной арт-терапевтической модели отводится созданию картины травматического события. Важным условием терапевтических изменений выступает внесение, в случае необходимости, динамики в созданную картину травматического события. Это может быть, в частности, достигнуто за счет создания серии картин. Благодаря этому, клиенты начинают занимать более активную позицию в отношении своих переживаний и воспоминаний, стремясь отразить событие в творческой продукции и постепенно ее трансформировать. Создание серии рисунков в соответствии с данной моделью вмешательства может происходить с использованием составляющих ТХЭВ фонов и фигур-силуэтов. Клиентам предлагается, сочетая готовые фоны и фигуры и, в случае необходимости, обогащая или изменяя фоны и создавая дополнительные фигуры и детали в виде силуэтов, отразить психотравмирующую ситуацию и ее последствия в виде серии 2–3 или более картин. Постепенно выстраивается серия более сложных композиций. Вырезая образы в виде силуэтов и варьируя разными способами их расположения на бумаге, клиент начинает чувствовать больший контроль над травматическими воспоминаниями. Психотерапевт также может помогать клиенту, предлагая ему изменить и дополнить созданную серию картин, а также отразить выход из психотравмирующей ситуации и перспективу будущего. Примером использования техники работы с фонами и силуэтами в качестве одной из форм визуального выражения и преобразования опыта психической травмы на основе модели R. Hass-Cohen
может быть следующий случай. На аппликации с помощью силуэтов клиентом, молодой женщиной (23 лет), была передана ситуация природного стихийного бедствия (наводнения), жертвой которого она оказалась. На протяжении двух с половиной месяцев ее преследовал страх. В течение первых занятий с психологом она никак не могла описать словами то, что произошло, поскольку она начинала испытывать панический страх, как только речь заходила о случившемся. Создавая молча на протяжении нескольких занятий серию композиций, сочетающих в себе фоны и готовые фигуры теста, а также постепенно дополняя их изобразительными элементами, созданными своими руками, она смогла передать психотравмирующую ситуацию процессе ее развития и начать описывать случившееся словами. Через некоторое время ей удалось достаточно полно передать событие и свои реакции на него. Ее эмоциональное состояние при этом постепенно стабилизировалось. У нее даже появилось определенное эстетическое удовлетворение от созданной серии картин. Использование методики ТХЭВ в процессе психотерапии может одновременно или последовательно помогать решать несколько задач и воздействовать на несколько симптоматических и личностных мишеней. Она может способствовать развитию навыков распознавания, дифференцированной оценке и словесного описания разных эмоций и связанных с ними визуально-художественных, пантомимических, поведенческих и соматизированных (физиологических) проявлений. Она также может быть применена для развития способностей осознавать и прогнозировать последствия эмоциональных реакций и состояний и произвольно регулировать выражение эмоций и чувств, с учетом социального контекста. Это может быть важным направлением в психотерапевтической работе с пациентами с пограничными нервно-психическими заболеваниями, в частности, с невротическими, связанными со стрессом, соматоформными (психосоматическими) расстройствами, аффективными расстройствами, психическими и поведенческими расстройствами вследствие употребления психоактивных веществ. Данное направление работы, затрагивающее эмоциональную и коммуникативную сферы личности, также может быть полезным в психотерапии и психосоциальной реабилитации пациентов с психозами. Однако применение данного направления требует дифференцированного подхода, учитывающего принадлежность пациентов к конкретным функциональным группам (Копытин А.И., 2015) — главным образом первой и второй. Примером диагностического и психотерапевтического применения ТХЭВ с пациенткой первой функциональной группы может быть работа с первичной пациенткой стационара с диагнозом тяжелой депрессии, выраженным суицидальным риском. Для пациентки характерна склонность к самоповреждениям. В анамнезе — расстройство пищевого поведения (нервная анорексия), а также нарушения социального функционирования — избегание социальных контактов, выраженная застенчивость. В то же время, девушка интеллектуально сохранна, имеет выраженный творческий потенциал, любит рисовать гелевыми ручками и простым карандашом. Положительно относится к лечению. Получала лекарственное лечение антидепрессантами. После выписки из стационара начала работать с психологом, обнаруживая высокую мотивацию к индивидуальным и групповым занятиям. При первичном тестировании с использованием ТХЭВ показатель по субтесту «эмоциональные фоны» — 3 балла, по субтесту «эмоциональные фигу ры» — 3 балла. Суммарный показатель попадает в пограни чный диапазон. При тестировании с использованием Торонтской алекситимической шкалы набрала 93 балла, что указывает на алекситимический тип личности. Несколько более высокий суммарный показатель выполнения ТХЭВ может отражать развитие художественно-образного мышления. В течение двух месяцев регулярно посещала амбулаторно индивидуальные и групповые психотерапевтические занятия, включавшие в том числе и работу по распознаванию собственных эмоций, их вербализации и пантомимическому выражению. Отмечена выраженная положительная динамика, проявившаяся, в частности, в развитии навыков распознавания, вербального и невербального выражения эмоционального состояния, большей контактности пациентки. При повторном тестировании с использованием ТХЭВ показатель по субтесту «эмоциональные фоны» — 4 балла, по субтесту «эмоциональные фигуры» — 6 баллов. Суммарный показатель соответствует среднему уровню. При тестировании с использованием Торонтской алекситимической шкалы получила 78 баллов. В обоих случаях применения ТХЭВ испытуемая правильно идентифицировала по фонам такие эмоции, как гнев, грусть и нежность; по фигурам — вину, грусть и нежность. При повторном тестировании, дополнительно к эмоциям гнева, грусти и нежности по фону правильно определила эмоцию интереса, а по фигурам, помимо вины, грусти и нежности, также правильно определила отвращение, раскаяние и экстаз.
Использование методики в рамках программ развития эмоциональной сферы у детей, подростков и взрослых

В последние два десятилетия в развитых странах мира в образовательных учреждениях и сфере бизнеса, при подготовки персонала все более активно применяются программы «социального и эмоционального обучения» (social and emotional learning). При реализации подобных программ повышенное внимание уделяется развитию эмоциональной сферы, прежде всего, эмоционального, социального интеллекта, рассматриваемого в качестве одного из значимых факторов, определяющих успешность в разных областях человеческой деятельности, связанных с общением. Все большее внимание развитию эмоциональной сферы дошкольников и школьников в последние годы также уделяется в отечественных образовательных организациях, что связано с признанием ее важности в процессе социализации и воспитания детей и подростков, как относящихся к условной норме, так и имеющих различные нарушения развития или относящихся к группе риска. Включенные в набор стимульных материалов ТХЭВ фоны и фигуры могут быть использованы для разработки различных упражнений, технологий и программ развития эмоциональной сферы. Наряду с фонами и фигурами, набор также включает диск с записями большого количества специально подобранных музыкальных произведений, передающих разные эмоции и чувства. Эти произведения, наряду со стимульными материалами ТХЭВ и изобразительными средствами, могут быть использованы в рамках таких программ. Некоторые варианты применения методики для развития эмоциональной сферы могут включать последовательное рассмотрение и выражение в рамках серии занятий разных эмоций и чувств с использованием различных средств выразительности — визуальных, музыкальных, танцевально-двигательных, драматических, повествовательных. Так, на одном из занятий участникам может быть предложено поработать с эмоцией страха, определяя для него визуальные средства выражения (путем выбора и сочетания наиболее подходящих фонов и фигур — с их возможной доработкой в форме изготовления своих силуэтов или фонов, включения в фоны дополнительных цветовых оттенков и т. д.). Затем участники могут подобрать наиболее подходящие для выражения страха музыкальные произведения и перейти к подготовке и исполнению танца или пантомимы, передающих переживание страха в процессе его развития и возможной трансформации в другие эмоции и чувства. Участники могут исследовать и передавать в танце, пантомиме или драматической миниатюре разные варианты развития ситуации, связанной с определенными отношениями или пребыванием персонажа в определенной ситуации (например, потери дороги путником). Сначала участники должны конкретизировать ситуацию, субъектов и их отношения, а затем выбрать соответствующие эмоциональной атмосфере ситуации фоны и фигуры-силуэты (не исключается также изготовление собственных фонов или фигур-силуэтов). Они могут не ограничиваться одним фоном и одной фигурой или группой фигур, но создавать динамический ряд изображений, отражающий развитие ситуации. Приветствуется вариативность действий и возможных динамик развития, приводящих к разным эмоциональным результатам. Особое внимание может быть уделено рефлексии поведенческих программ, реакций, мыслей и чувств персонажа или персонажей в их отношениях друг с другом. Для объективации переживаний и прояснения мотивов и смысла действий участникам может быть предложено использовать монологи и диалоги, когда они идентифицируются с фигурой-силуэтом персонажа на картине в тот или иной момент развития ситуации или отношений. Для того чтобы сделать возможным моделирование и полимодальное выражение разных эмоциональных ситуаций, соответствующих возрасту и запросу конкретной аудитории детей, подростков или взрослых, к набору стандартных стимульных материалов методики ТХЭВ прилагается дополнительные комплекты фонов и фигур-силуэтов, включающий значительное разнообразие сред, изображений людей, животных и растений.
Литература:

Агафонова И.Н. Методика диагностики понимания эмоций дошкольниками по рисункам. Учебно-методическое пособие. — СПб., 2006.
Бажин Е Ф., Эткинд А. М. Изучение эмоционального значения цвета // Психологические методы исследования в клинике. — Л.: Ленинградский научно-исследовательский психоневрологический институт им. В.М. Бехтерева, 1978.
Додонов Б. И. Компонентный анализ эмоционального содержания интересов, мечтаний и воспоминаний // Вопросы психологии. — 1977, № 2, С. 145–155.
Ересько Д.Б., Исурина Г.Л., Карвасарский Б.Д. и др. Алекситимия и методы ее определения при пограничных психических расстройствах. — СПб.: НИПНИ им. В.М. Бехтерева, 1994. Изард К.Е. Эмоции человека. — М.,1980. Ильин Е. П. Эмоции и чувства. — СПб: Питер, 2001. — 752 с.
Копытин А.И. Психодиагностика в арт-терапии. — СПб.: Речь, 2014. — 284 с. Копытин А.И. Современная клиническая арттерапия. — М.: Когито-Центр, 2015. — 527 с. Ольшанский Д. В. Методика экспериментально-психологического исследования эмоциональных состояний больных с локальными поражениями мозга // Вопросы психологии. — 1979, № 6, С. 121–123.
Романова Е.С. Графические методы в практической психологии. — СПб.: Речь, 2002.
Сильвер Р., Копытин А.И. Рисуночный тест Сильвер: методическое руководство. — СПб.: Иматон, 2002.
Юсупов И. М. Вчувствование, проникновение, пони мание. — Казань: Изд-во Казанского университета, 1993. Dale G. Leaders. Successful nonverbal communication. — N.Y: Macmillan publishing company, 1992.
Ekman P., Friesen W. W. Unmasking the face: A guide to recognizing emotions from facial cues. — Hills dale, New Jersey: Prentice-Hall, 1975.
Ekman, P., Friesen, W. Unmasking the face: A guide to recognizing emotions from facial expressions. — Malor Books, 2003. Goleman D. Emotional intelligence. — New York: Bantam Books, 1995.
Goleman D. Working with emotional intelligence. — New York: Bantam Books, 1998.
Hass-Cohen N., West K. Art therapy, neuroscience and complex PTSD // In N. Hass-Cohen, R. Carr (Eds.). Art therapy and clinical neuroscience. — London and Philadelphia: Jessica Kingsley Publishers, 2008, P. 223–252.
Lusebrink V. Art therapy and the brain: An attempt to understand the underlying process of art expression in art therapy // Art Therapy: Journal of the American Art Therapy Association. — 2004, 21 (3), P. 125–135.
Lusebrink V. Predominant characteristics of visual expression on different levels of Expressive Therapies Continuum // Expressive Therapies Continuum: A framework for using art in therapy (ed. L. Hinz). — New York: Routledge, 2008, P. 205–207.
Lusebrink V. Assessment and therapeutic application of the Expressive Therapies Continuum: Implications for brain structures and functions // Art Therapy: Journal of the American Art Therapy Association. — 2010, 27 (4), P. 168–177.
Mayer J. D. Emotional intelligence: key readings on the Mayer and Salovey Model. Dude Publishing, 2004.
Mayer J.D., Salovey P., Caruso D.R. Mayer—Salovey—Caruso Emotional Intelligence Test (MSCEIT). User's manual. — Toronto, CN.: Multi-Health Systems, 2002. Nowicki S. and Duke M. Individual differences in the nonverbal communication of affect: the diagnostic analysis of nonverbal accuracy scale // Journal of Nonverbal Behavior. — 1994, 8 (1), P. 9–35. Salovey P., Mayer J. D. Emotional intelligence // Imagination, Cognition and Personality. — 1990, 9, P. 185–211.
Salovey, P., Mayer, J. D., Goldman, S., Turvey, C, & Palfai, T. Emotional attention, clarity, and repair: exploring emotional intelligence using the Trait Meta-Mood Scale // In J.W. Pennebaker (Ed.), Emotion, disclosure, and health (P. 125–154). — Washington, D.C.: American Psychological Association, 1995.
Salovey P., Caruso D. and Mayer J. D. Emotional intelligence in practice // In P.A. Linley & S. Joseph (Eds.) Positive Psychology in Practice. (P. 447– 463). — Hoboken, NJ: J. Wiley & Sons, 2004.

Сведения об авторах:

Копытин Александр — доктор медицинских наук, профессор кафедры психологии СанктПетербургской академии постдипломного педагогического образования, доцент кафедры психотерапии Северо-Западного государственного медицинского университета им. И.И. Мечникова.

Черенков Роман — художник, выпускник Смольного института Российской академии образования (Санкт-Петербург). Закончил программу дополнительного образования «Арт-терапия в об
разовании, медицине, социальной сфере, бизнесе» при НОУ Институт практической психологии «Иматон»; руководитель арт-терапевтической студии и учебного центра арт-терапии при Смольном институте Российской академии образования.

Made on
Tilda